ТД Элек­тро­тех­мон­таж — круп­ней­ший рос­сийский постав­щик элек­тро­тех­ники, сла­бо­точ­ных

систем, инже­нер­ных систем и кре­пежа. Ком­па­ния адап­ти­ру­ется к новым усло­виям веде­ния

биз­неса, ищет новых постав­щи­ков и нала­жи­вает логи­сти­че­ские цепочки. Недавно она при­няла

новый стан­дарт открытия тор­го­вых точек, вклю­ча­ю­щий в себя уста­новку авто­ма­ти­зи­ро­ван­ных

депо­зит­ных машин (АДМ), рас­ска­зал Алек­сандр Лебе­дев, финан­со­вый дирек­тор ООО «ТД

Элек­тро­тех­мон­таж».

 

— Как отра­зи­лась на работе вашей ком­па­нии ситу­а­ция, воз­ник­шая в фев­рале 2022 года:

нару­ше­ние логи­сти­че­ских цепо­чек, вола­тиль­ность курса рубля и дру­гие фак­торы?

Алек­сандр Лебе­дев: Теку­щая ситу­а­ция отли­ча­ется от тех, с кото­рыми мы имели дело ранее. До

этого мы стал­ки­ва­лись в основ­ном с эко­но­ми­че­скими слож­но­стями: паде­нием рубля, ростом цен.

Се­го­дня основ­ная про­блема заклю­ча­ется в том, что часть постав­щи­ков, преж­де всего

евро­пейских, приоста­но­вили свою дея­тель­ность в Рос­сии. Кто-то пол­но­стью пре­кра­тил работу,

кто-то еще про­дол­жает отгру­жать про­дук­цию со скла­дов, но они уже не попол­ня­ются, кто-то

отпра­вил сотруд­ни­ков в отпуск, кто-то под­нял цены, а кто-то ищет аль­тер­на­тив­ные вари­анты

поста­вок.

Нам тоже при­шлось при­ни­мать защит­ные меры: повы­сить цены на часть това­ров и огра­ни­чить

объемы зака­зов для отдель­ных контр­аген­тов, чтобы сохра­нить склад­ские запасы.

Сей­час мы сосре­до­то­чи­лись на нескольких направ­ле­ниях. Во-пер­вых, согла­со­вы­ваем с

про­ект­ными инсти­ту­тами и заказ­чи­ками замену про­дук­ции тех вен­до­ров, кото­рые поки­нули

рос­сийский рынок. Хочу отме­тить, что у нас более 400 постав­щи­ков, и уни­каль­ной про­дук­ции нет:

все товар­ные линейки вза­и­мо­за­ме­ня­емы в рам­ках как одного, так и раз­ных цено­вых сег­мен­тов.

Конечно, есть нюансы тех­ни­че­ского харак­тера, но при помощи гра­мот­ных про­ек­ти­ров­щи­ков их

можно решить. Тем более, что кли­енты пони­мают необ­хо­ди­мость такой замены.

Во-вто­рых, мы меняем склад­скую мат­рицу и пере­клю­ча­емся на постав­щи­ков, спо­соб­ных

предо­ста­вить необ­хо­ди­мые товары.

— Какими были для ком­па­нии март и апрель этого года?

Алек­сандр Лебе­дев: Март суще­ственно пре­взо­шел ожи­да­ния. Заказ­чики стре­ми­лись заку­питься

по ста­рым ценам, а у нас были солид­ные сба­лан­си­ро­ван­ные склад­ские запасы. Это нам и

помогло.

Самое инте­рес­ное, что несмотря на ажи­о­таж­ный спрос в марте, в апреле мы тоже выпол­нили

план про­даж.

— После того, как Цен­тро­банк под­нял ставку, резко подо­ро­жали кре­диты. Как эта ситу­а­ция

отра­зи­лась на вашем биз­несе?

Алек­сандр Лебе­дев: Сто­и­мость кре­ди­тов уве­ли­чи­лась за год в четыре раза и это, конечно, плохо.

Но про­цессы в нашей ком­па­нии выстро­ены, и в них участ­вуют кре­дит­ные деньги, а зна­чит,

мгно­венно отка­заться от них невоз­можно. В силу того, что в марте была непо­нят­ная ситу­а­ция с

отгруз­кой от постав­щи­ков, а про­дажи шли очень активно, нам уда­лось пога­сить боль­шин­ство

кре­ди­тов.

Сей­час банки посте­пенно сни­жают ставку. Кроме того, мы вклю­чены в спи­сок систе­мо­об­ра­зу­ю­щих

пред­при­я­тий, а зна­чит кре­диты для нас должны быть дешевле. Пока мы их не полу­чили, но

наде­юсь, так оно и будет.

Опять же, у нашей ком­па­нии неболь­шая кре­дит­ная нагрузка. Конечно, дли­тель­ное время с такими

высо­кими став­ками по кре­ди­там рабо­тать невоз­можно, но пока нам хва­тает соб­ствен­ных

обо­рот­ных средств.

— Как, по вашему мне­нию, будет раз­ви­ваться ваша отрасль в бли­жай­ший год? В пер­спек­тиве

пяти лет?

Алек­сандр Лебе­дев: У нас был пяти­лет­ний план раз­ви­тия, но сей­час его при­дется пере­смат­ри­вать.

Хотя пока мы выпол­няем все, что запла­ни­ро­вали.

Понятно, что будет меняться пул постав­щи­ков. Уве­ли­чится коли­че­ство китайской про­дук­ции.

Мно­гие евро­пейские бренды и раньше про­из­во­дили про­дук­цию в Китае, но не афи­ши­ро­вали это

и про­дви­гали свой бренд. Сей­час они будут раз­ви­вать про­дук­то­вые линейки под «сво­ими»

китайскими брен­дами.

Появится больше рос­сийских постав­щи­ков. Их и раньше было немало, а сей­час им будет проще

кон­ку­ри­ро­вать. Раньше мы ста­ра­лись рабо­тать только с круп­ными про­из­во­ди­те­лями, а теперь

обра­тим вни­ма­ние и на неболь­шие оте­че­ствен­ные ком­па­нии. Навер­ное, это при­ве­дет к тому, что

в раз­ных реги­о­нах мы будем пред­ла­гать немного раз­ный ассор­ти­мент.

Доля госу­дар­ствен­ного финан­си­ро­ва­ния в эко­но­мике и так была высо­кая, а сей­час она еще

уве­ли­чится. Уже упали инве­сти­ции зару­беж­ных ком­па­ний, и в бли­жай­шее время они вряд ли

появятся. Оте­че­ствен­ные инве­сторы пока тоже приоста­но­вили актив­ность — надо понять, как

будут раз­ви­ваться события.

— В фев­рале-марте люди мас­сово закры­вали вклады в бан­ках. Изме­нился ли объем налич­ной

выручки в роз­нич­ном сег­менте вашей ком­па­нии в это время?

Алек­сандр Лебе­дев: Мы не заме­тили изме­не­ний. Доля эквайринга все­гда была доста­точно

высока и оста­лась на преж­нем уровне, а то и уве­ли­чи­лась. Более того, люди стали чаще

поль­зо­ваться систе­мой быст­рых пла­те­жей.

— Вы поль­зу­е­тесь депо­зит­ными маши­нами и услу­гами онлайн-инкас­са­ции?

Алек­сандр Лебе­дев: До самого послед­него вре­мени мы не заду­мы­ва­лись об исполь­зо­ва­нии

авто­ма­ти­че­ских депо­зит­ных машин (АДМ). Хотя про­блемы при инкас­са­ции у нас были. Каж­дый

раз воз­ни­кает вопрос, сколько денег остав­лять в кассе, как часто зака­зы­вать инкас­са­цию. Плюс к

инкас­са­ции надо зара­нее гото­виться: согла­со­вать время, под­го­то­вить и опе­ча­тать мешки с

купю­рами. Да и людей надо научить делать все это.

Потом Газ­пром­банк пред­ло­жил нам попро­бо­вать АДМ Moniron. Пер­вый аппа­рат мы уста­но­вили

31 марта 2021 года в одной из самых круп­ных тор­го­вых точек. Начали тести­ро­вать. По сути, у нас

появился еще один сейф, но ответ­ствен­ность за хра­ня­щи­еся в нем деньги теперь ложится на банк.

Аппа­рат про­ве­ряет все купюры на под­лин­ность. Деньги тут же посту­пают на рас­чет­ный счет, они

рабо­тают, а не лежат мерт­вым гру­зом.

— Нас­колько сложно было научить сотруд­ни­ков поль­зо­ваться АДМ?

Алек­сандр Лебе­дев: Обу­че­ние по исполь­зо­ва­нию АДМ необ­хо­димо мини­маль­ное — вста­вить

кар­точку, вве­сти код и поло­жить деньги.

— У вас доста­точно много аппа­ра­тов. Как часто при­хо­дится их ремон­ти­ро­вать?

Алек­сандр Лебе­дев: Аппа­раты исправно рабо­тают — за все время я не полу­чил ни одной жалобы.

Мы выби­рали АДМ именно исходя из сооб­ра­же­ний мас­со­во­сти исполь­зо­ва­ния — не хоте­лось

экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать. АДМ Moniron уста­нов­лены в десят­ках тысяч тор­го­вых точек, а зна­чит,

тех­но­ло­гия отла­жена.

— Сколько аппа­ра­тов вы сей­час исполь­зу­ете? Каковы даль­ней­шие планы?

Алек­сандр Лебе­дев: На сего­дняш­ний день прак­ти­че­ски во всех наших тор­го­вых точ­ках — а их

более 130 — исполь­зу­ются АДМ. Мы уве­рены, что это пра­виль­ный путь, и даже при­няли стан­дарт

открытия тор­го­вых точек, в состав кото­рого вхо­дит уста­новка АДМ.

Я знаю, что суще­ствует воз­мож­ность инте­гра­ции АДМ с внут­рен­ними систе­мами ком­па­нии. Сей­час

мы обду­мы­ваем, какую еще инфор­ма­цию нам хоте­лось бы из них извле­кать. Но пока нас вполне

устра­и­вает то, что есть: инкас­са­ция стала удоб­ной, а бух­гал­те­рия видит дви­же­ние денег

прак­ти­че­ски в режиме онлайн, и деньги «рабо­тают».