Пуб­ли­куем чет­вер­тую часть тези­сов пле­нар­ного засе­да­ния «Элек­трон­ная тор­говля в ритейле: драйверы роста», кото­рое про­шло в пер­вый день работы V Меж­ду­на­род­ного форума «Неделя Рос­сийского Ритейла-2019», 3 июня. С пер­вой, вто­рой и тре­тьей частью выступ­ле­ний можно озна­ко­миться по ссыл­кам.

В пле­нар­ном засе­да­нии при­няли уча­стие руко­во­ди­тели круп­ней­ших тор­го­вых сетей и интер­нет-мага­зи­нов в Рос­сии, а так­же пред­ста­ви­тели ана­ли­ти­че­ских цен­тров. Моде­ри­ро­вал дис­кус­сию Иван Кур­гу­зов, руко­во­ди­тель кла­стера «Элек­трон­ная ком­мер­ция» в Рос­сийской ассо­ци­а­ции элек­тро­тех­ни­че­ских ком­па­ний (РАЭК).

Илья Кре­тов, гене­раль­ный дирек­тор eBay Рос­сия: — Кол­леги, как вы счи­та­ете, как долго про­дер­жатся биз­нес-модели посред­ни­ков типа Instamart, поскольку сей­час именно они решают про­блемы неэф­фек­тив­но­сти тор­го­вых сетей в онлайне?

И вто­рое: у X5 Retail Group был про­ект E5, про кото­рый уже мно­гие забыли. У них была и сеть, и пункты выдачи, как во Фран­ции, что было сде­лано не так и как этого избе­жать?

Лео­нид Довлад­бе­гян, дирек­тор по элек­трон­ной ком­мер­ции сети «Пере­кре­сток» группы ком­па­ний X5 Retail Group: — Что каса­ется Instamart, он решает не мис­сию закупки, а удо­вле­тво­ряет потреб­ность в доза­купке. То есть когда кли­ент хочет поесть сей­час. Я верю в этот рынок, и верю, что он свя­зан не только со сла­бо­стью сетей, но и с тем, что эти игроки должны предо­став­лять опре­де­лен­ную агре­га­цию и выбор из нескольких мага­зи­нов. Мис­сия «поесть сей­час» близка к ресто­ран­ной агре­га­ции, кото­рая хорошо рабо­тает. Про­сто в ресто­ран­ной агре­га­ции чуть выше мар­жи­наль­ность, и поэтому она рабо­тает лучше (я имею ввиду Delivery club и «Яндекс.Еду»). Я думаю, что на этом рынке будет пара силь­ных игро­ков, кото­рые будут кон­ку­ри­ро­вать с тор­го­выми сетями.

Отве­чая на вопрос про Е5, скажу, что он был преж­де всего non-food про­ек­том, а во-вто­рых, мно­гие хоро­шие вещи про­сто слу­ча­ются не вовремя.

Кон­стан­тин Лок­тев, дирек­тор по работе с ритейле­рами Nielsen Рос­сия: — Я счи­таю, что буду­щее у этих сер­ви­сов есть. Объясню. Любой ритейл-биз­нес бази­ру­ется на эффек­тив­но­сти его биз­нес-модели. Если X5 эффек­тив­нее достав­лять само­сто­я­тельно, они будут достав­лять само­сто­я­тельно. Но в Рос­сии есть мно­же­ство сетей поменьше, для кото­рых выстра­и­вать логи­стику до конеч­ного поку­па­теля про­сто невы­годно. Им будет выгод­нее пере­дать это на аут­сорс, что и про­ис­хо­дит сей­час. Так что у сер­ви­сов доставки есть буду­щее, как мини­мум на бли­жай­шие 5 лет.

Моде­ра­тор: — А их не вытес­нят из мар­кет­плей­сов кто-нибудь вроде «Беру», Wildberries, Lamoda?

Лео­нид Довлад­бе­гян, дирек­тор по элек­трон­ной ком­мер­ции сети «Пере­кре­сток» группы ком­па­ний X5 Retail Group: — Это только зву­чит как один и тот же онлайн, а на деле это раз­ные биз­несы. Wildberries и Lamoda — это сер­висы с выбо­ром това­ров, поис­ком, листин­гом, а мы гово­рим про гео­тар­ге­ти­ро­ван­ные сер­висы. Если Wildberries и Lamoda захо­тят играть на этом рынке, то они про­сто сде­лают отдель­ные при­ло­же­ния для этого.

Вопрос из зала: — Сей­час в fashion-оффлайне пошла тен­ден­ция на соз­да­ние флаг­ман­ских офлай­но­вых мага­зи­нов. Hugo Boss, Chanel откры­вают свои моно­б­рен­до­вые мага­зины, а долю своей про­дук­ции в мультиб­рен­до­вых бути­ках типа Сток­манна сокра­щают. Если такое будет про­ис­хо­дить и в FCMG, изме­нит ли это потре­би­тельский спрос, ста­ти­стику, эко­но­ми­че­скую кар­тину?

Алек­сей Бел­кин, парт­нер биз­нес-кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии McKinsey & Company: — Это уже про­ис­хо­дит. Мы видим сеть «Крас­ного октября», «Мира­торг». Это вопрос стра­те­гии самого бренда. Зачем они это делают? Их цель, в общем виде — сни­зить свою зави­си­мость от боль­ших ритейле­ров для того, чтобы полу­чить дан­ные от потре­би­те­лей и пра­вильно управ­лять ассор­ти­мен­том. Они не все­гда полу­чают дан­ные в нуж­ных раз­ре­зах от круп­ных сетей. Во-вто­рых, в моно­б­рен­до­вых мага­зи­нах они про­буют новые арти­кула быст­рее, чем могли бы это сде­лать в сетях. Ска­зать, что это изме­нит струк­туру потреб­ле­ния, и люди нач­нут ходить за шоко­ла­дом «Аленка» в мага­зин «Аленка», а за мясом от Мира­торг в мага­зин «Мира­торг», и так далее, нельзя. Это товары low involvement group, на кото­рые потре­би­тели не тра­тят много вре­мени, поэтому немно­гим брен­дам удастся воз­вы­ситься настолько, чтобы поку­па­тели уде­ляли ему столько вни­ма­ния.

Лео­нид Довлад­бе­гян, дирек­тор по элек­трон­ной ком­мер­ции сети «Пере­кре­сток» группы ком­па­ний X5 Retail Group: — Я тоже в эту исто­рию не особо верю. «Мира­торг», кстати, свой онлайн-мага­зин закрыл. Если посмот­реть на закупки впрок в онлайне, то у нас в сред­нем заказе порядка 40 SKU весом 27,5 кг. А теперь пред­ставьте про­дук­то­вый товар одного бренда с таким весом. 27 кило­грамм «Аленки»? Закупки впрок — это широ­кий ассор­ти­мент, и здесь моно­б­рен­до­вые мага­зины не так акту­альны, как в fashion.

Вопрос из зала: — Кол­леги, доб­рый день. Армен, Рос­сийский экс­порт­ный центр. У нас есть игрок номер 1 на меж­ду­на­род­ном рынке — это Китай, и у Alibaba Group 50% доли на рынке. Есть рынок номер 2, это США и Amazon. В Рос­сии у Wildberries меньше 10%, где-то 8. Вопрос: мы идем по тому же пути, что и США и Китай, или у нас какой-то соб­ствен­ный путь, при кото­ром у нас не будет одного доми­нанта, кото­рый захва­тит рынок?

Алек­сей Бел­кин, парт­нер биз­нес-кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии McKinsey & Company, рас­ска­зал об осо­бен­но­стях рос­сийской элек­трон­ной тор­говли: — Мы верим, что на рынке точно будет кон­со­ли­да­ция, может быть, не в 1-2, а в 5-7 игро­ков с раз­ными долями. При­чина, почему это начи­на­ется только сей­час, в том, что логи­стика на всю страну у нас гораздо тяже­лее. США стар­то­вали на гото­вой логи­сти­че­ской цепи, кото­рая была постро­ена 50 лет назад, Китай построил ее с нуля, но опе­ре­жа­ю­щими тем­пами, в том числе и бла­го­даря софи­нан­си­ро­ва­нию со сто­роны госу­дар­ства. Мы раз­ви­ва­емся мед­ленно, но кон­со­ли­да­ция будет.